Бумажные стены

“ДЕТИ СОЛНЦА”, И.Ван Хове, «ТУНЕЛГРУП», Голландия, 2010г. (7)

Смотреть было очень скучно, но приходилось терпеть.

Пьеса поставлена подробно, почти слово-в-слово и очень поверхностно. Крупных актерских работ нет, глазу совершенно не на ком остановиться, все актрисы (играющие дам, играющие мещанок, играющие служанок) одного среднееропейского «лошадиного» типа (европейские красавицы ушли в модельный бизнес, а на сцену идут рабочие лошадки :) и среднееропейского возраста (то есть «без возраста»).

Чуть освежает перенос действия на 50 лет вперед (обстановка 60-х) и небольшой налет карикатурности (Протасов с зачесом похож на Аркадия Райкина с накладной лысиной, опять же дыма от химических опытов много, можно вспомнить райкинскую миниатюру «куды втыкал, лучше вспомни»), но этого хватает минут на десять. А потом – слова, слова, слова, отношения, отношения, отношения, романы, романы, романы. Что называется «в русском стиле», как его понимают в Европах (разговоры, разговоры, разговоры, а жизнь проходит, проходит, проходит).

Однако зрительское чутье подсказывало, что постановка затевалась вовсе не для того, чтоб разыграть текст по ролям. Болото актерского психологического театра в четырех стенах будет взорвано режиссурой. Да и белые стены слишком высоки для такой бытовой декорации.

Так и случилось. Белая стена оказалась оргомным экраном. Вторжения режиссуры на этот экран (поверх бытового действия) были максимально контрастные и грубые. Вторжений было всего три (в конце первой части, в середине второй и в конце второй), но именно из-за них и затевалась постановка.

Стены дома, где живут «дети солнца» — инфантильные, обеспеченные, занятые науками, искусствами и вялотекущими любовными романами – очень непрочны, словно из белой папиросной бумаги. За ними, словно под тоненькой коркой, кипит лава, раскаленная докрасна. Вот это настоящее Солнце и оно будет предьявлено зрителю в финале.

В безрежиссерской части пьеса разыгрывается «ровным слоем» как бледная многофигурная композиция. В суперрежиссерской части сделан акцент на одной героине и на одной теме. Только одна героиня видит сквозь бумажные стены, чувствует «огонь» где-то совсем рядом, болезненно реагирует на красный цвет. Только она одна здесь Дитя Солнца. Остальные – «дети солнца» в очень больших иронических кавычках и химические взрывы профессора это ковыряние в песочнице по сравнению с настоящими взрывами — социальными.

Перенос действия пьесы во времени протягивает ссылку от прекраснодушного идеализма начала 20-го века с предчувствием революции — к молодежной революции 60-х годов, вялотекущий разговорный фон разрывается рок-музыкой, она уходит из дома (she’s leaving home). А рифмой к «бумажным стенам» идут передачи позитивного советского ТВ с утренней гимнастикой и солнечными мультфильмами, ограждающие граждан, как детей (советских «детей солнца») от прямых солнечных лучей (от Солнца, от проблем и неприятных известий).

Читать оригинальную запись

Читайте также: