Танец народов мира

RuArts Project | Спектакль: Всюду жизнь!

«ВСЮДУ ЖИЗНЬ»
автор, режиссёр и исполнитель одной из ролей – Егор Дружинин

Это тот самый спектакль, реклама которого не первый месяц интригует пассажиров московского метро: не мюзикл, не драматический спектакль, не балет, не пантомима а то, неизвестно что. Одно было понятно: денег сюда вложено немало.

Ещё в метро я не раз принималась гадать, кто есть кто на картинке, и каждый раз бросала эту затею, потому что не видела между персонажами существенной разницы; даже лица казались одинаковыми. Перед самым началом спектакля я продолжила свои изыскания, углубившись в программку, где помимо ещё одной такой же, не прибавляющей ясности фотографии был приведён перечень персонажей. И – о, ужас! – персонажи продолжали двоиться: Оторва и Шалава, Кокетка и Красотка, Морячок/Перекати-поле, или нет – Пижон/Перекати-поле… В конце концов, большинство действующих лиц так и осталось неопознанным. Даже по окончании спектакля я не знала, кто из них Красотка, кто Кокетка, кто Оторва, а кто Шалава, кто Хозяйка, а кто Зав. складом, кто такие – Нервная Маша, «Любит – не любит», «Медиум» и «Делу время»; кто Солдатик, кто «Писатель», а кто Перекати-поле. И это плохо нехорошо, неправильно это. Если это хор, то незачем именовать. А если галерея типов, то надо было прорисовывать чётче. А так возникает ощущение, простите, халтуры.

Спектакль, окутанный тайной пиара, сделан в жанре, непревзойдённой вершиной которого остаётся фильм «Бал» ЭттОре СкОла: построенный как серия вечеринок, снятых на одной танцплощадке с интервалом в 5-10 лет, он без единого слова пересказывал историю 20 века. Спектакль Дружинина о том, что любви все возрасты покорны. О том, как женщины, коих, как известно, намного больше, чем мужчин, всю «дорогу» (рефрен спектакля) ждут своего принца. О том, как вся их жизнь проходит в ожидании. И о том, что долгожданного принца они готовы обнаружить в самом плохоньком, самом никудышнем, самом завалящем мужичонке. Пятнадцать женщин спектакля чуть не с микроскопом разглядывают являющихся пред ними по очереди шестерых мужчин. Но если у Сколы ни один персонаж не похож на другого, то у Дружинина все они сливаются в однородную массу.

Интересно было смотреть эпизоды, где был хотя бы минимум драматургии, но таких всего три-четыре (из двадцати-то одного!): «Подарок» про Морячка, раздаривающего бабонькам весь свой небогатый скарб; «Трио» – любовный треугольник, где одна не то Шалава, не то Оторва, другая Вдова, а третий – Старичок (и то не уверена); лирическое «Танго» Старика и разом помолодевшей и похорошевшей Старушки, переходящее в сцену похорон. Хотя движения в спектакле много, действия не хватает. А из-за того, что половину персонажей в спешке забыли представить, история вышла скомканной и скудной, и актёрские работы в большинстве своём не видны. Под конец спектакля было ощущение, что смотришь танцы народов мира в усечённом варианте: с креном не то в «Сиртаки», не то в «Семь сорок».

P.S. Фотография постановочная — в спектакле такого «кадра». нет. Но и здесь — вопрос на засыпку — угадайте, которая из дам Хозяйка?

Читать оригинальную запись

Читайте также: