«Горе от ума» А.Грибоедова, Школа-студия МХАТ, реж. Виктор Рыжаков («Твой шанс»)

Я уже видел этот спектакль чуть больше месяца назад, но неудобно сидел и вынужден был уйти пораньше, так что недостатки исполнения отметить успел, а уровень режиссуры Рыжакова в полной мере оценить с первого раза, к сожалению, не смог.

На самом деле придуман спектакль очень интересно. Занятная и продуктивная идея — превратить обычный бал в доме Фамусова в праздничный вечер — по вырезанным из бумаги, как в нашем советском детстве, снежинкам, я решил было, что это у них Новый год, но сейчас, сидя по центру, разглядел в глубине выгородки бумажного ангелочка на черном заднике — символ Рождества, с чем, правда, не совсем вяжется типично детсадовский Дед Мороз с накладной бородой, ну да ладно. Еще одна отличная мысль — подать бал в форме дефиле, где гости Фамусова в бешеном темпе проходят как по подиуму, сменяя друг друга, а затем, как полагается, появляются одновременно, после чего незаметный переход к четвертому акту (а здесь переходы все незаметные — классические единства места, времени и действия доведены здесь до предела) дает резкий контраст темпов. Удачно найден музыкальный лейтмотив — неизвестная, но легко опознаваемая по стилю музыка Канчели (я после представления уточнил непосредственно у Рыжакова — оказалось, действительно Канчели, причем запись какая-то эксклюзивная, чуть ли не импровизация композитора по некоему праздничному случаю), а в связи с ним логично смотрится и звучит ход с ксилофоном, на котором играет Петрушка-Казимир Лиске. Но что касается артистов — здесь мои свежие впечатления совпадают с первыми. Отдельные персонажи приятно удивляют — покоряющая юношеским задором Хлестова (!), неожиданный, в чем-то даже трогательный Репетилов (!!), но Фамусов раздражает ужасно, Софья — недотягивает, Чацкий и Молчалин по-своему, конечно, неплохи, но, может, это мои очень субъективные представления, а я все же предпочел бы, чтоб не Чацкий был высоким стройным блондином, а Молчалин — крепким кучерявым брюнетом, но наоборот, впрочем, Чацкий Никиты Ефремова хорош, особенно в финале. И при всем при том, хотя Михаил Пушкин уже предложил курсу Райкина продолжить оставить спектакль в репертуаре центра «На Страстном» и в следующем сезоне, мне представляется, что постановка Рыжакова не «заточена», как сейчас говорят, конкретно на этот состав исполнителей, и восстановленная с участием более опытных актеров она только выиграла бы. Потому что спектакль, если говорить о режиссуре, отвлекаясь от игры артистов-студентов, по-своему очень необычный.

Я обожаю «Горе от ума» Туминаса, смотрел его три раза и сходил бы еще, но если спектакль Римаса — многослойный, конструктивно и идейно сложный, основательный и справедливо претендующий на фундаментальные обобщения (за что Туминас, собственно, и огреб на свою шею по полной программе от тех, кого он так смело «обобщил»), то постановка Рыжакова концептуально не то что проста, но по-хорошему простодушна в том плане, что главной линией в ней становится любовная, а социальная, политическая, метафизическая — прикладными. Любовный конфликт между главными персонажами как только не решался: то Чацкий не любит Софью (сплошь и рядом), то Софья на самом деле любит Чацкого, но боится признаться… — масса вариантов, пьеса допускает разные интерпретации. У Рыжакова же все на поверхности: Чацкий любит Софью, Софья — Молчалина, Молчалин — Лизу, Лиза… и т.д. — просто пять пудов любви, как в чеховской «Чайке», и хотя, вроде бы, все это очевидно, но, как ни странно, этого так давно не было! Режиссеры мудрят, ищут подтексты, мотивируют, переосмысляют — а тут все персонажи, какие бы они ни были, ведут себя очень искренне. Конечно, в таком аспекте «Горе от ума» слегка отдает «Сексом в большом городе» или даже молодежной романтической комедией — ну так и ничего, наоборот, в конце концов, если ставить «Горе от ума» про то, что такое Россия и кто такие русские — лучше, чем Туминас, все равно не поставишь, а вот разглядеть в затасканной хрестоматийной пьесе не только пресловутых «лишних людей», «фамусовскую Москву» и прочие штампы школьного литературоведения, но и нехилую лав-стори, разыгравшуюся в Рождественскую ночь — это, между прочим, нешуточное достижение.

Читать оригинальную запись

Читайте также: