«Дамский портной» Ж.Фейдо в Театре им. А.Пушкина, реж. А.Огарев

В отличие от одноименной драмы Борщаговского про уничтожение киевских евреев, в экранизации которой свою последнюю кинороль сыграл Иннокентий Смоктуновский, этот «Дамский портной» — пустяшная и старомодная французская комедия положений про неверного мужа. Приятель доктора сдает меблированную квартирку, которую раньше арендовала портниха, и чтобы избежать разоблачения, собравшийся изменить молодой жене врач разыгрывает роль портного.

Огарев в родной Школе драматического искусства ставит спектакли для узкого круга адептов васильевского театра, а в антрепризах — бесхитростные комедии, причем последние ему обычно удаются больше, чем пьесы с претензией на философию и учительство (чего стоит один только провальный «Повелитель мух» в РАМТе). Считается, что писать для детей надо как для взрослых, только лучше. Вот и комедию надо играть как трагедию, только лучше. Иначе это будет уже не комедия и не трагедия, а чепуха на постном масле, или, выражаясь в стиле тещи главного героя «Дамского портного», «анахренизм». Спектакль выглядит именно таким «анахренизмом» — опускаться до откровенной пошлятины Огарев, видимо, не захотел, да и пьеска, при всей простоте, к тому не располагает. Но разыграть ее живо и со вкусом ни режиссеру, ни особенно актерам не хватило таланта, да пожалуй что и желания. Мария Голубкина, главная «звезда» постановки, в роли обманутой жены — совершенно никакая, и вообще не пытается быть хоть «какой-то». Теща у Тамары Лякиной не просто нелепая, такой она и должна быть, но еще и жутко вульгарная, отталкивающая. Александр Арсентьев весь в поту изображает страстного доктора — но настоящего азарта не ощущается, да и имитация оставляет желать лучшего, а потеет он просто потому, что похудеть не мешало бы. Смешнее других Денис Ясик — он играет недотепу Бассине, владельца той «нехорошей квартиры», которую снимала безвестная портниха. Но и Ясик в основном лишь эксплуатирует свою специфическую внешность, причем довольно грубо и однообразно.

В прошлом году из репертуара театра им. А.Пушкина исчез «Блэз» — первый в моей жизни вечерний, «взрослый» спектакль (страшно даже сказать, сколько лет назад я его посмотрел). «Дамский портной», пришедший на его место — почти то же самое, и сделан спектакль ровно в том же стиле, с вставными музыкальными номерами, только Инна Кара-Моско теперь не сама поет, а переквалифицировалась в педагоги по вокалу. Но в сегодняшнем контексте, даже если это контекст чисто развлекательного театра, прежние ходы уже не работают. «Дамский портной» играется не просто как «водевиль», но как «ах, водевиль, водевиль», с патетикой, поминутными обращениями непосредственно к публике и педалированием всех и без того надуманных эмоциональных состояний персонажей. Экзерсис на час с небольшим в таком духе, пожалуй, прокатил бы, но невозможно смотреть это три часа кряду: на авансцене — макеты Эйфелевой башни и Собора Парижской Богоматери, на фонограмме — мелодии Джо Дассена и Мишеля Леграна (от «Елисейских Полей» до «Мельниц моего сердца»). Чтобы сделать сию парижскую картину еще более завершенной, слуга доктора для чего-то дорисовывает «Завтрак на траве» Мане.

Тем, кто уходит в антракте, можно сказать, повезло: они не услышат, как во втором действии Арсентьев поет «Еt si tu n’existais pas», а Анастасия Панина танцует под «Je suis malade». То и другое — просто чтобы потянуть время, иначе второй акт оказался бы совсем уж непропорционально куцым в сравнении с полуторачасовым первым.

Читать оригинальную запись

Читайте также: