И, нарядясь царицей Клеопатрой…

«АНТОНИЙ & КЛЕОПАТРА. ВЕРСИЯ.», К.Серебренников, «СОВРЕМЕННИК», Москва, 2006г. (1)

Многие уже на тему « изображая» высказались, повторяться не хотелось бы. Но лучше не скажешь. Здесь «изображают любовь» – натужно, незрелищно, неэротично. А ведь то, что происходит между Антонием и Клеопатрой это стержень пьесы Шекспира, если режиссер, актеры, публика не верит в любовь – все рассыпается.

Серебренников словно потерял уверенность в себе, стал как подросток выпрыгивать из штанов, чтобы обратить на себя внимание – тут и порно А&К, и фаллос Прорицателя, и Октавий-Путин, и Помпей-Басаев, и Беслан – все в дело пошло, без разбора, лишь бы нарваться на скандал. Но порно поддельное, фаллос тряпочный, «Путин» — непохож, все это дешевая спекуляция. Отношения цивилизаций режиссеру также неинтересны, как и отношения полов.

А бесланский спортзал в таком контексте, это больше, чем спекуляция, это мародерство, за это морду бьют. Даже рассуждать на эту тему и доказывать неохота, лучше вынести этот «спортзал» за скобки и вернуться к обсуждению театра.

Режиссерских трюков переизбыток, как всегда у К.С. Спектакль ими увешан, как искусственная новогодняя ёлка. Даже елочным запахом из баллончика побрызгали, а радости — нет. Можно и так сказать – спектакль ими увешан, как мундир Антония орденами. Но в этом мундире — Шакуров, и ему этот мундир не по плечу. И Серебренникову, даже вместе с Богаевым, не по плечу соавторство с Шекспиром.

И Хаматова здесь увы не Клеопатра, а ведь это ее роль. Но актриса непохожа сама на себя, необаятельна, груба, неартистична.

Настоящая Хаматова появляется только в финальном монологе, когда уже нет Антония и не надо «изображать любовь» (наконец-то). Она играет достоинство Клеопатры и говорит такой текст:

Мы, видишь ли, египетские куклы,
Заманчивое зрелище для римлян.
Толпа засаленных мастеровых,
Орудуя своими молотками,
Собьет помост; дышать мы будем смрадом
Орущих жирных ртов и потных тел.

Ирада

Да не попустят боги!

Клеопатра

Нет, Ирада,
Все так и будет: ликторы-скоты
Нам свяжут руки, словно потаскушкам;
Ватага шелудивых рифмоплетов
Ославит нас в куплетах площадных;
Импровизаторы-комедианты
Изобразят разгул александрийский.
Антония там пьяницей представят,
И, нарядясь царицей Клеопатрой,
Юнец пискливый в непристойных позах
Порочить будет царственность мою.

последние слова говорит уже не Хаматова, это настоящая Клеопатра материализовалась, на миг появилась в спектакле и высказала всё, что она думает о Серебренникове.

Читать оригинальную запись

Читайте также: