Русская тоска-2

«ПЕРЕД КИНОСЕАНСОМ», Ю.Погребничко, ТЕАТР «ОКОЛО», Москва, 2002г. (7)

… и хоть сомнительное сопрано Натальи Рожковой с годами стало еще сомнительнее, ее актерское мастерство — под руководством Лилии Загорской — достигло настоящих цирковых высот. Три музыканта, девушка пианиста и случайный забулдыга составляют ей достойный аккомпанемент.
Спектакль сделан теми же приемами, что и «Русская тоска», но настроение немного другое — более светлое. Если «Русская тоска» — это «черная рыбка с белым глазом», то «Перед киносеансом» — «белая рыбка с черным глазом».

Может быть сказалось улучшение экономического положения? Вместо телогреек, валенок и поношенных черных пальто — новые серые костюмы, правда немножко не тех размеров (у певицы пиджак даже очень не того размера — до колен). И музыкальный аккомпанемент стал богаче (гитара, аккордеон, пианино и временами скрипка и ударные). И место действия изменилось — вместо нетопленного клуба под новый 195.. год — площадка у касс летнего кинотеатра в парке Чаир. Кто там бывал, помнит это место — под сенью каштанов и гирлянд из разноцветных лампочек, среди роз и хризантем в жестяных ведрах, между гипсовым барабанщиком и девочкой с двумя веслами — стоит деревянная эстрада с белыми колоннами и надписью Are you ready? (то есть БУДЬ ГОТОВ) на фронтоне. В таком месте сам воздух напоен любовью — ах какие взгляды бросает пианист Кантомиров! В таком месте не петь нельзя, в конце концов даже тормознутый герой А.Зыблева запел.

«А жить так хочется!», и петь бы и слушать бы эти песни до утра, но звенит третий звонок и надо освобождать площадку.

«Перед киносеансом» — это театр Юрия Погребничко в самом чистом, беспримесном виде, режиссура освобожденная от сюжета и текста пьесы, актеры, освобожденные от ролей. Результат самоограничения и вычитания, которое мало какой театр выдержит. В спектакле две равноправные составляющие — звук (простодушные песенки и уникальный надтреснутый голос певицы) и изображение (не столько антураж и костюмы, сколько действия, мимика и жесты актеров). Эти два слоя находятся в причудливом соотношении — то дополняют, то контрастируют. Рожкова поет со слезами на глазах «отцвели уж давно», а следующую песню поет, пересчитывая непроданные билеты. Если выключить звук, останется клоунада. Если убрать изображение — получится компакт диск, который они надеюсь запишут, а поклонники театра с удовольствием купят и будут слушать. И в том и в другом по-отдельности уже есть театр, в сочетании — возникает новое театральное измерение.

Читать оригинальную запись

Читайте также: